«Зеленый» тариф для олигархов: как вымываются деньги из украинской экономики

-
11:05
61
«Зеленый» тариф для олигархов: как вымываются деньги из украинской экономики

Самый высокий «зеленый» тариф в Европе, а то и в мире создает большие вызовы для энергетической безопасности Украины. Высокая стоимость электроэнергии, произведенной из возобновляемых источников, негарантированные мощности генерации, малая доля в общем объеме отпуска электроэнергии и более четверти стоимости всего произведенного в стране электричества. Как результат, огромные долги государства. С «зеленым» тарифом необходимо что-то делать, тем более, на фоне внушительного роста сектора мощностей операторов ВИЭ за последние год-два. Государство выдвигает свои предложения операторам, но играет роль догоняющего. Договориться о снижении тарифа и реструктуризации долгов не получается. Тем временем за инвесторами в ВИЭ скрываются далеко не иностранные бизнесмены, готовые помогать Украине валютными вложениями, а украинские олигархи, опустошающие бюджет и карманы населения.

Договариваться или судиться?

14 мая, премьер-министр Украины Денис Шмыгаль и глава Министерства энергетики и защиты окружающей среды Ольга Буславец провели последние переговоры с представителями компаний, которые работают в сфере возобновляемой энергетики. По крайней мере, последнее официальное сообщение о переговорах датировалось именно серединой прошлого месяца. Главный вопрос — Меморандум о взаимопонимании и стоимость «зеленой» энергетики. Этой теме также была посвящена встреча и. о. министра Ольги Буславец с временно поверенной по делам США в Украине Кристиной Квин.

«Вопрос в цене, — подчеркнул на встрече с участниками рынка премьер Денис Шмыгаль. — Мы не можем в стране, где такой уровень бедности, иметь самую дорогую в Европе “зеленую” энергию. Мы все в одной лодке. Не может быть такого, что страна теряет, бюджет теряет, а мы платим повышенную цену за “зеленую” энергетику. Мы не хотим ограничивать инвестиции, мы хотим понимать стоимость этой энергии».

Свои предложения, как быть с высоким зеленым тарифом, Минэнерго выдвигает операторам возобновляемых источников энергетики (ВИЭ) с конца прошлого года. Среди них: снизить стоимость «зеленой» энергии, устранить проблему имеющейся задолженности перед производителями, усилить способности энергосистемы Украины к интеграции объектов с ВИЭ.

Согласно правительственной презентации, которая была опубликована в СМИ в конце мая, Меморандум о взаимопонимании с инвесторами в ВИЭ включал следующие условия: зеленый тариф для солнечных электростанций (СЭС), введенных в эксплуатацию до 2020 года, сократится на 15 %, после 2020 — на 2,5 %. Суммарно по сравнению с 2019 годом он сократится на 27,5 %. Для ветровых электростанций (ВЭС), установленных до 2020 года, тариф сокращается на 7,5 %, после 2020 года — на 2,5 %, суммарно к 2019 году минус 12,5 %. Все это должно привести к экономии 6,6 миллиардов гривен в год или 2,2 миллиардов евро за срок поддержки программы. При отсутствии изменений, сказано в презентации, государство не сможет заплатить производителю половину стоимости его электроэнергии: возникнут долги в 25,8 миллиардов гривен при общей стоимости электроэнергии ВИЭ 52 миллиардов гривен. Согласно информации СМИ, все эти условия, согласованные между правительством и инвесторами, не были поддержаны президентом и профильным комитетом Верховной Рады.

«Министерство энергетики где-то уже полгода пытается подписать меморандум с этими самыми операторами ВИЭ. Они против этого подписания, потому что они хотят для себя выгодные условия, — говорит сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич. — Они становились в позу и даже эти условия не хотели принимать. Потом там шел переговорный процесс, а потом якобы Зеленский посмотрел на все это дело и сказал, что это не подходит и все подвисло в воздухе. Зеленского можно понять. С ними нужно или договариваться, или идти судиться с мало предсказуемыми последствиями, и, скорее всего, государство проиграет эти суды».

«Почему-то говорится, что Зеленский сказал “нет”, — отмечает эксперт по вопросам энергетики, директор специальных программ НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев. — Дело в том, что не было никакого окончательного варианта. Предложения разрабатывались как стейкхолдерами, так и министерством. Просто не все пришли к общему пониманию, что нужно делать. Из-за этого, естественно, решение принято не было. Но я не знаю, каким это решение будет, поскольку проблема очень серьезная и она, наверное, требует принятия решений на самом высоком уровне. Это вопрос не получения денег кем бы то ни было — инвесторами или не инвесторами. Это вопрос обеспечения энергетической безопасности страны. Или ее необеспечения».

«Им просто нечем платить»

Несмотря на системные проблемы украинской экономики и отсутствие иностранных инвестиций, что-что, а «зеленая» энергетика в стране развивается непомерными темпами. Особенный рост приходится на последние год-два.

В начале года пресс-служба Государственного агентства по энергоэффективности и энергосбережению сообщала, что в 2019 году в рекордные 4500 МВт мощностей возобновляемой электроэнергетики в Украине было инвестировано около 3,7 миллиардов евро. Реализованные в прошлом году проекты позволили увеличить общую мощность «зеленой» электроэнергии в 3 раза, а именно до 6,8 ГВт. Если оглянутся на более длительный период, то рост зеленой энергетики просматривается еще ярче. Согласно данным агентства, общая мощность «зеленой» энергетики в Украине в 2014 году составляла 967 МВт. В 2015 году мощности выросли на 32 МВт, в 2016-м — на 136 МВт, в 2017-м — на 291 МВт, в 2018-м — на 848 МВт и в 2019-м — на 4505 МВт. С начала 2015 года введено около 5800 МВт и привлечено примерно 4,9 миллиардов евро инвестиций.

В Госэнергоэффективности отметили, что благодаря инвестициям, активности бизнеса, стимулам и освоению потенциала этой сферы, в 2019 году Украина поднялась на 8-е место в рейтинге инвестиционной привлекательности «зеленой» энергетики развивающихся стран, тогда как в 2018 году страна занимала 63-ю строчку. В целом, действующие мощности «чистой» энергетики позволяют ежегодно производить более 8,4 миллиардов кВт-ч электроэнергии (около 5,5 % от общего производства).

Согласно данным Минэнерго, в 2018 году общая стоимость электроэнергии из ВИЭ составила 560 миллионов евро (почти 17 миллиардов гривен, 7,9 % от общей стоимости электроэнергии при доле отпуска 1,9 %). В 2019 году объем выплат за электроэнергию ВИЭ составил уже около 25 миллиардов гривен (около 14 % от общей стоимости электроэнергии при доле отпуска около 4 %). По состоянию на конец февраля 2020 года Гарантированный покупатель оплатил электроэнергию только за июль-ноябрь прошлого года.

Также по данным Минэнерго за 5 месяцев 2020 года, объем производства электрической энергии электростанциями Украины в целом составил 62,5 миллиарда кВт-ч, что на 5,6 миллиардов кВт-ч, или на 8,2 % меньше, чем за 5 месяцев 2019 года. В этом падении нет ничего необычного, ведь в стране сокращается промышленное производство и проседает ВВП.

Падение производства электричества отмечается по всем традиционным видам генерации: ТЭС ГК — минус 24,6 %, АЭС — минус 6,9 %, ГЭС — минус 26,5 %. А вот производство электроэнергии из альтернативных источников составило огромный рост в 136,3 %. При этом доля генерации операторов ВИЭ выросла по сравнению с прошлым годом в 2,6 раз и составила 6,8 %. Эти показатели хорошо видны в таблице Минэнерго:

Все бы ничего, но соотношение доли отпуска альтернативной энергетики в общем объеме и ее оплата несоизмеримы. По данным, которые приводил в начале мая член Национальной комиссии, осуществляющей регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) Дмитрий Коваленко, доля «зеленой» генерации в Украине выросла до 8 %, и за ВИЭ порядка 26 % всего денежного оборота рынка электроэнергии. Еще недавно, в 2018 году, доля выплат составляла 8 %. Общую мощность ВИЭ на 22 апреля 2020 года регулятор оценил в 7,1 ГВт. Еще 1 ГВт, по информации Гарантированного покупателя, планируется ввести до июля.

Как сообщала СМИ в начале мая пресс-служба Гарантированного покупателя, общий долг государственной компании перед генерацией составил на начало мая 12,1 миллиард гривен. Долг перед операторами ВИЭ был 7,17 миллиардов гривен, перед «Энергоатомом» — 4,8 миллиардов гривен, перед «Укргидроэнерго» — 166 миллионов гривен. Долг «Укрэнерго» перед «Гарпоком» превысил 11,7 миллиардов гривен. Под конец мая этот долг составил уже 13,3 миллиарда гривен. 22 мая пресс-служба «Гарпока» сообщила, что на эту дату по «зеленому» тарифу уплачено 5,7 миллиардов гривен. Госпредприятие полностью рассчиталось только за январь и февраль.

Факты подтверждают, что проблему взаимоотношений государства и операторов «зеленой» энергетики нужно решить уже сейчас, но клубок проблем распутать будет непросто. «Перед ними долг, — говорит Дмитрий Марунич. — Им заплатили в мае по отдельным оценкам 4 % от требуемого. Сейчас, может, уже доплатили. Им просто нечем платить. А дальше будет хуже. Их всех нужно по большому счету жестко обрезать, но это запрещено законом, вот и вся история».

Такая ситуация с пропорциями и долгами совсем не новость для правительства и профильных государственных структур. Проблема стоит на уровне центральной власти с прошлого года. Следует учитывать и то, что существует очень много лоббистских групп, которые спекулируют на этом.

«Из-за того, что у нас бюджет не выполняется, особенно его доходная часть, то возникли проблемы по выплате этого самого “зеленого” тарифа, — говорит Геннадий Рябцев. — Темпы роста долга государства перед этими “инвесторами” были настолько большими, что в конце прошлого года этот вопрос специально рассматривался на заседании рабочей группы при СНБО. Было сказано, что если ничего не предпринимать, то к концу 2020 года долг может достигнуть порядка 40 миллиардов гривен. Проблему признали на уровне центральных органов власти, и ее сейчас пытаются решить. Но, к сожалению, очень много здесь существует лоббистских групп, которые пытаются преследовать собственные интересы, в связи с чем, чтобы принять какое-то решение, необходимо кого-то не удовлетворить».

Ситуация складывается так, что у государства просто не хватает денег оплачивать дорогую «зеленую» энергетику, тем более негарантированные мощности, ведь ВИЭ зависит от природных, часто непрогнозируемых факторов — погода может быть несолнечной и безветренной. Необходим резерв, что влечет дополнительные затраты. Проблема двойная — как технического, а именно обеспечение надежности работы Объединенной энергетической системы при резком увеличении негарантированных мощностей, так и финансового характера.

«Проблема в том, что в нормальных государствах постройка генерирующих мощностей определяется потребностями национальной экономики, — рассказывает Геннадий Рябцев. — У нас же получается, постройка генерирующих мощностей была одним из способов привлечения инвестиций. Поскольку министерство, которое занимается привлечением инвестиций, имеет совсем другие цели, чем министерство, которое формирует политику в электроэнергетическом комплексе, эти интересы вошли в противоречия. То есть с одной стороны, этим компаниям предоставлялись большие льготы, фактически их обязаны были подключать к единой энергетической системе, им обязаны были выплачивать “зеленый” тариф, им создавались все возможные преференции на уровне органов местного самоуправления. При этом никого не интересовало, что они строят станции с негарантированной мощностью, они не в состоянии обеспечивать отпуск в системе электроэнергии надлежащего качества и демонстрировать надлежащую надежность работы. Эти станции преимущественно размещались не там, где была потребность в электроэнергии, а там, где хотелось. Если строилась станция рядом с Южно-Украинской АЭС, то возникает вопрос, а зачем она там нужна? Или рядом с Запорожской АЭС. Там зачем ветровая станция? Совершенно все это непонятно. И результатом всего этого стало подключение к Объединенной энергетической системе Украины. Уже больше 7 ГВт негарантированных мощностей и возникновение дефицита примерно 2 ГВт аккумулирующих мощностей и 2 ГВт высокоманевренных мощностей. И опять же утверждение НКРЭКУ отчета оператора систем передачи о соответствии установленных мощностей, в котором сказано, что при сохранении status quo, надежность Объединенной энергетической системы будет под угрозой. Уже сегодня, уже сейчас».

«Это вымывание средств»

Операторы ВИЭ неспроста наращивают свои мощности. На другой стороне процесса — рост долгов государства перед ними. Предприятие выгодное не только с точки зрения законных льгот и гарантий экологически чистой энергетике. Невероятно высок «зеленый» тариф. Согласно постановлению НКРЭКУ, c 1 апреля 2020 года для большинства компаний «зеленой» энергетики установлены такие тарифы: для СЭС — 4,2536 гривны за кВт-ч; для ВЭС — 3,2016; для производителей энергии из биомассы — 3,5066; для производителей электроэнергии на микро-, мини- и малых, ГЭС — 3,2931. Это самые популярные тарифы на отпуск электроэнергии из ВИЭ. Дороже всего стоит кВт-ч солнечных электростанций. Электричество некоторых СЭС стоит и 7,3, и 8,6, и 9,6, и даже 13,17 гривен за кВт-ч. По сравнению с тарифами на 1 января тарифы с 1 апреля стали на около 8 % больше. Так или иначе, но кВт-ч «зеленой» электроэнергии стоит примерно 4,5 гривен.

«Это высокий тариф, — говорит Дмитрий Марунич, — и государство обязано выкупать, даже если, предположим, их отключил диспетчер, и энергия не идет в энергосистему, по закону должны им все равно заплатить. Это все написано в законе».

Кроме того, закон предусматривает, что именно «зеленый» тариф привязан к иностранной валюте и считается в евро. В это же время кВт-ч атомной генерации стоит около 0,57 гривен, ГЭС и ГАЭС «Укргидроэнерго» — 0,31 и 2,66 соответственно, ТЭЦ — 1,8, ТЭС — 1,6 гривны за кВт-ч. Как видим, эти тарифы в разы больше, чем стоимость «зеленого» электричества.

«Соотношение получается чуть ли не 1 к 5, то есть получается в среднем в пять раз дороже “зеленая” энергетика, чем в среднем по рынку, — говорит экономический эксперт Виктор Скаршевский. — Это вымывание средств. Тем более, что “зеленая” энергетика в принципе не создает новых рабочих мест. Потому что поставил ветряки или солнечные электростанции, 1-2 человека сидят за пультом и отслеживают. Максимально привлекаются рабочие при установке, при эксплуатации новых рабочих мест нет. Но в статистике это позитивно влияет на две позиции: это иностранные инвестиции, потому что все импортное завозим практически, и положительно влияет на показатель строительства, потому что строится очень много этих электростанций. Вроде все положительные факторы для экономики, но с наших карманов мы больше вытаскиваем денег в конечном итоге. Новых рабочих мест не создается, а денег мы платим больше».

Пока мощности самой дорогой «зеленой» генерации растут как на дрожжах, проблемная ситуация складывается в самой дешевой — атомной. 21 апреля этого года был выведен в резерв энергоблок Запорожской АЭС, 12 мая — энергоблок Ровенской АЭС, 14 мая был остановлен в аварийный ремонт энергоблок Южно-Украинской АЭС. «Общая работающая мощность атомных блоков упала до 6780 МВт, что составляет меньше, чем 49 % от общей установленной мощности атомных электростанций. Это — новый исторический минимум, такого никогда не было в истории Украины», — написал в соцсетях глава профильного комитета Верховной Рады Андрей Герус. Правда, как мы видели в таблице выше, генерация АЭС за пять месяцев текущего года не падала ниже половины от общей генерации и этот показатель стабилен даже по отношению к прошлому году.

Остановку энергоблоков АЭС связывали с интересами «зеленой» энергетики, где самая большая доля производства принадлежит компании ДТЭК Рината Ахметова.

«Если брать чисто зеленую энергетику, то у ДТЭКа порядка 20 % от “зеленой” энергетики. Там они не монополисты, — говорит Виктор Скаршевский. — Все остальные 80 % участников также выигрывают от высоких “зеленых” тарифов. Если брать ТЭС и ТЭЦ, где уже ДТЭК, можно сказать, монополист, 60-70 %, то и у них снизилась выработка где-то на 7-8 %, как и в атомной энергетике, где чуть больше — минус 8-9 %. Украинская экономика приостановилась, промышленность вообще быстро сокращается, потребление снизилось. Так как ТЭС и ТЭЦ — маневренные мощности, они обязательно нужны, потому что в атомке можно отключить только блок и все. И какой баланс и насколько устойчивая будет система, должны говорить узкоспециализированные специалисты. Но то, что от этого выигрывает в конечном итоге монополист, это да».

По состоянию на 5 июня из 15 энергоблоков украинских АЭС три были выведены в резерв, три находились в ремонте, три работают с ограничениями. Переход атомных энергоблоков в резерв связывали с ростом «зеленой» генерации, хотя по произведенным объемам она вряд ли может конкурировать с атомной. Да и объективное падение производства отмечается не только в АЭС, но и в ТЭС, ТЭЦ, ГЭС и ГАЭС. Основная разница, по-прежнему, в стоимости. Напомним, что атомная генерация в Украине является самой дешевой — 57 копеек за кВт-ч, то есть в 7,5 раз меньше, чем «зеленая». Но украинским АЭС необходима модернизация. На это нужны средства, которые при долгах государства вряд ли быстро найдутся.

«Она дешевая только в том смысле, что там операционная себестоимость низкая, поскольку все основные капиталовложения были понесены в советский период и не собираются деньги на вывод блоков из эксплуатации, захоронения отходов, — говорит Дмитрий Марунич. — Это тоже очень важный вопрос, это проблема. Если все посчитать в комплексе, ничего дешевого там не получится. Это сейчас получилось так, что в Союзе построили станции, сейчас это относительно дешево получается, государство держит низкий тариф для населения за счет этого объема электричества, производимого на АЭС с относительно низкой операционной себестоимостью. Денег на вывод из эксплуатации нет вообще, там этот фонд пустой, который создало государство, поскольку Кабмин изымает оттуда деньги на иные мероприятия. Это большая проблема, ведь эти блоки не могут вечно работать, а стоимость вывода из эксплуатации просто колоссальная. Она неподъемная, в тарифе ее нет сейчас. Кабмин искусственно сдерживает рост цены для “Энергоатома”, заставляя “Энергоатом” продавать 80 % электроэнергии в рамках спецобязательств по фиксированному тарифу для дальнейшей поставки, прежде всего, населению. Если отпустить их на рынок там такой цены конечно не будет».

«Панели — китайские, все остальное — украинское»

Понятие «зеленый» тариф появилось в законе Украины «Об электроэнергетике» весной 2009 года, но лоббировали его намного раньше. «Зеленый» тариф — это история, которая была заложена, как мина под украинскую экономику, еще при Клюеве, еще когда он пользовался своей властью, чтобы получить супервысокий тариф. Еще в 2006 году он пробивал для себя эти условия зеленого тарифа, чтобы максимизировать прибыль, получаемую от обязательного выкупа этого “зеленого” тарифа государством», — рассказывает народный депутат Украины Александр Дубинский.

Закон «Об электроэнергетике» перестал действовать в 2019 году, но «зеленый» тариф с легкостью перекочевал в новый, ныне актуальный закон «О рынке электрической энергии», который был принят в апреле 2017 года. Действительно, согласно законодательству, Гарантированный покупатель обязан покупать у производителей, которым установлен «зеленый» тариф всю отпущенную электроэнергию, оплачивать ее своевременно и в полном объеме, а также ее продавать. «Зеленый» тариф привязан к евро и действует до 1 января 2030 года.

За 2019 год больше всего с «зеленой» энергетики заработала компания ДТЭК Рината Ахметова — 4,7 миллиарда гривен. У нее чуть более 1 ГВт установленных мощностей и самая крупная доля на рынке — 25,5 %. Это большая цифра, но, снова-таки, не монополия.

Согласно данным издания Лига.нет, пятерка крупнейших инвесторов в ВИЭ выглядит так: Ринат Ахметов с выручкой 4,7 миллиардов гривен, китайская компания CNBM (2,9 миллиардов гривен), Карл Стурен и Йохан Боден (1,7 миллиардов гривен), Андрей Гордиенко (1,1 миллиард гривен), Сергей Хрипков (904,8 миллионов гривен). За ними идут Ричард Дейтс (864,7 миллионов гривен), Зиновий Козицкий (655,4 миллионов гривен), Василий Хмельницкий (453,8 миллионов гривен), Эдуард Мкртчан (437,2 миллионов гривен), Игорь Тынный и Юлия Левочкина (434,9 миллионов гривен).

Как видим, самый богатый олигарх Украины не единственный, кто работает на рынке «зеленой» энергетики, хоть и обладает самой большой долей выручки. Часто проблематику зеленого тарифа в СМИ пытаются подать как поле для конфликта финансово-промышленных групп — Ахметова и Коломойского. Действительно, металлургическая промышленность — второй крупнейший потребитель электроэнергии с долей 22,7 % за пять месяцев 2020 года. На первом месте население (32,5 %), на третьем — коммунально-бытовые потребители (11,9 %). Но эксперты считают, что тема конфликта олигархов преувеличена, как и то, что в высоком «зеленом» тарифе заинтересован исключительно Ахметов.

«Я бы не сказал, что именно Ахметов, — говорит Геннадий Рябцев. — Почему-то все ВИЭ постоянно связываются с Ахметовым. А если просто смотреть, то, к примеру, группе ДТЭК Ахметова принадлежит только 1 ГВатт установленных мощностей. При этом все тыкают пальцем именно в ДТЭК, и точно так же почему-то все делают стойку на Коломойского и на его предприятия. Хотя опять же если посмотреть, какова их доля в суточном потреблении электроэнергии, то она вовсе не настолько велика, чтобы они оказывали влияние вообще на весь баланс. Здесь все-таки влияние этих двух финансово-промышленных групп, хотя и существует, но оно преувеличено».

А Дмитрий Марунич напоминает, что дешевая электроэнергия нужна не только Коломойскому: «Там не только Коломойский, там и Пинчук с ним рядом бегает, и другие люди, у которых есть промышленный актив, который требует дешевой электроэнергии в больших объемах. Они, конечно, хотят покупать по дешевке. Им выгодно. “Зеленая” генерация не прямо угрожает всем этим друзьям, которые хотят покупать дешево. Там целый комплекс проблем. Угольная генерация тоже не дешевая получается. Это точно не вопрос конфликта Коломойского и Ахметова. Он не здесь лежит. Он скорее может лежать в плоскости общей ситуации на энергорынке, когда одним выгодны очень низкие цены, а другим — очень высокие».

Однако это не облегчает жизнь с огромным «зеленым» тарифом. Эксперты считают, что для того, чтобы его снизить, нужно менять законодательство, которое устанавливает эти тарифы. Правда, инвесторы эти заработки вряд ли захотят упускать.

«Тарифы на возобновляемую энергетику выше, чем в Европе, — говорит Виктор Скаршевский. — Самая бедная страна в Европе с самыми высокими зелеными тарифами. Там какие мощные заработки! Там и иностранцев много, и наших. Никто добровольно не хочет отказываться от такого мощного финансового потока. В принципе это не совсем правильно менять условия, но с другой стороны, может быть четкая аргументация, что нужно как минимум привести “зеленые” тарифы в соответствие с европейскими. Ну, например, можно так сказать: мы же в Европу движемся, тогда зеленые тарифы должны быть, как в Европе. Но это тот случай, когда надо не повышать, а снижать. Тут должна быть энергетическая стратегия. Она есть до 2035 года, но немного странный подход: энергетики могут сделать все, что нужно, но никто им не формулирует, а что же нужно. Потому что у нас нет экономической стратегии. Непонятно, куда мы будем двигаться. Либо будем идти по инновационно-промышленному пути, либо по аграрному и сырьевому. Это два разных случая, и потребность в энергетике тоже совершенно разная».

По данным нардепа Александра Дубинского, украинская «зеленая» энергетика является самой дорогой в мире. В США один ее кВт-ч стоит в пересчете на гривну 58 копеек, а в Германии — 2 гривны. Дубинский отмечает другой важный нюанс. Поскольку «зеленая» энергетика — тема инвестиционная, то закреплена межгосударственными соглашениями: «Сейчас она самая высокая в мире. Она в 8 раз дороже, чем в Штатах за 1 кВт-ч зеленой энергии. Чтобы эту историю зафиксировать и не дать снижать тариф были приняты межгосударственные соглашения, которые якобы защищают иностранных инвесторов», — говорит нардеп.

Очевидно, что без пересмотра этих соглашений работа по снижению стоимости зеленого тарифа не продвинется. Также очень большой вопрос, чьих «инвесторов» защищают эти договора.

«Самым первым шагом, который я бы сделал, это требовал бы раскрытия конечных бенефициаров всех так называемых иностранных компаний, которые являются владельцами станций с “зеленым” тарифом, альтернативной энергетики. После того, как мы увидим, что это Ахметов, Хорошковский, бывшие депутаты “Народного фронта”, бывшие депутаты БПП, и это все украинцы, тогда мы будем понимать, что с ними делать. После этого ты говоришь: какие межправительственные соглашения, если тут граждане Украины? Я гражданин Украины, снижаю и все. Пока мы делаем вид, что это иностранцы, а это не иностранцы. Это Хорошкоский, Ахметов, бывшие депутаты БПП, “Народного фронта” и Партии регионов. Там нет никаких ни британцев, ни китайцев. Там только панели китайские, а все остальное украинское».


ГолосUA

Объекты на карте

Нет элементов для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Другие новости

Полиция Харьковщины устанавливает личность и обстоятельства смерти мужчины в вагоне электропоезда.
Харьковчанин 1 час назад 0
В результате дорожно-транспортного происшествия на проспекте Льва Ландау в Харькове пострадала только техника.
Харьковчанин 2 часа назад 0
За долги, кредиты, непогашенные штрафы или невыплаченные алименты, размер которых увеличится в 2021, могут арестовать все деньги на банковской карте у
Kharkovchanin 2 часа назад 0
28 октября участие в возложении цветов к памятнику Скорбящей Матери на Мемориале Славы в Лесопарке принял заместитель председателя ХОГА Евгений Грицко
Kharkovchanin 3 часа назад 0